ENGRUS

Грузия: Может ли демократия процветать в отсутствие оппозиции?

Комментарий

Точка зрения авторов статьи может не совпадать с позицией редакции EurasiaNet.

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили в конце марта во главе торжественной делегации с большой помпой посетил Афины и Брюссель. Грузинские официальные лица отмечали с большим трудом завоеванную победу: Европейский Союз, наконец, выполнил свое обещание и ввел безвизовый режим для граждан этой закавказской республики.

Но хотя Грузия стала на шаг ближе к ЕС, процесс демократизации в стране, похоже, движется назад.

Либерализация визового режима облегчит жизнь жителям Грузии, желающим покататься по Европе. Она также имеет символическое значение, подтверждая углубляющуюся интеграцию Грузии с Европой и демонстрируя грузинским гражданам ощутимую выгоду от проводимых в стране реформ. Но если отвлечься от этой символической победы, то будущее демократического развития Грузии остается под вопросом.

Хрупкое равновесие, которое помогло Грузии добиться прогресса в достижении своей конечной цели – членства в ЕС, находится в опасности. В январе этого года Единое национальное движение (ЕНД) – политическая сила, стоявшая за «Революцией роз» в 2003 году – разделилось на две части. Распад партии означает, что у страны больше нет оппозиционной силы, способной выступить в качестве действенного противовеса правящей коалиции «Грузинская мечта». В этой связи наблюдатели задаются вопросом: «Будет ли отсутствие сильных оппозиционных партий препятствовать развитию гражданского общества в Грузии?»

Ответ начинается с «Грузинской мечты». В краткосрочной перспективе Бидзина Иванишвили и другие лидеры правящей партии могут поддаться соблазну открыть бутылочку шампанского и выпить за развал ЕНД – единственной партии, достаточно сильной, чтобы бросить им вызов в парламенте. Но им следует сделать глубокий вдох и подумать о возможных недостатках ситуации. Весьма вероятно, что «Грузинская мечта» может стать чрезмерно самоуверенной и отказаться отчитываться перед обществом о своих действиях.

Эта шарманка играет в грузинской политике еще с 1990-х годов. Новая политическая партия приходит к власти на волне широкой общественной поддержки и с мандатом на отмену неправомерных действий предыдущих властей. У этой партии нет оппозиции, и постепенно она начинает действовать только в собственных интересах, что ведет к ее концу. К власти на волне широкой общественной поддержки приходит новая политическая партия с мандатом на отмену неправомерных действий предыдущей правящей партии. Затем цикл повторяется.

Риски для демократической системы в Грузии усиливаются тем, что «Грузинская мечта» обладает конституционным большинством в парламенте. На фоне отсутствия мощной оппозиции, способной оспорить действия правящей партии в суде общественного мнения, увеличивается вероятность того, что члены «Грузинской мечты» начнут превышать свои полномочия и, таким образом, нарушат существующее равновесие, внеся поправки в конституцию в собственных интересах, что вызовет негативную реакцию общества.

Первым признаком подобного является то, что лидеры «Грузинской мечты» не усвоили вышеупомянутый урок истории. Партия планирует внести поправки в конституцию, согласно которым президент будет избираться депутатами парламента и членами муниципальных советов, а не напрямую гражданами страны. Также речь идет об отказе от смешанной мажоритарно-пропорциональной избирательной системы выборов в парламент в пользу полностью пропорциональной системы. Но с примечательной оговоркой: партиям будет запрещено создавать избирательные блоки, а любые нераспределенные места, оставшиеся по причине неспособности более мелких партий преодолеть 5-процентный барьер для прохождения в парламент, автоматически будут переходить ведущей партии, которой на данный момент является «Грузинская мечта».

Эти меры позволят значительно укрепить власть нынешней правящей партии. Они также станут препятствием для разделения властей (http://bit.ly/2nMC442), необходимого для дальнейшего демократического развития страны.

Высока вероятность того, что «Грузинская мечта» начнет превышать свои полномочия. Причем негативные процессы могут начаться уже в ближайшем будущем. Похоже, что грузинский электорат прощает правящей партии ее многочисленные недостатки по причине глубоко укоренившейся антипатии к ЕНД. Но, согласно опросам общественного мнения перед последними парламентскими выборами, рейтинги одобрения деятельности «Грузинской мечты» находятся на достаточно низком уровне. Тем не менее, партия получила огромное парламентское большинство несмотря на то, что завоевала всего 48 процентов голосов избирателей. В этой связи нельзя сказать, что общество находится в состоянии эйфории по поводу деятельности «Грузинской мечты».

Раскол ЕНД может закончиться плохо для всех сторон. Распад партии стал последним актом в продолжающемся процессе фрагментации политической оппозиции Грузии, разрушив относительное равновесие между правящей партией и оппозицией, поддерживавшее демократическое развитие в течение последних нескольких лет. Грузия, как страна, продолжающая стремиться к укреплению демократии, не может позволить себе откат назад. Сильная оппозиция заставляет правящую партию оставаться честной, помогая обеспечить проведение необходимых реформ и укреплять демократические институты.

Как и в других демократических странах, появление сильной, институционализированной партийной системы не является достаточным условием для демократической консолидации, но оно является необходимым. Целью партий состоит в том, чтобы превращать предпочтения избирателей в законы. Также партии служат средством обеспечения подотчетности избранных чиновников перед обществом. В настоящее время оппозиционные партии Грузии не способны предложить жизнеспособную альтернативу повестке дня правящей партии. Эта повысит уровень неопределенности в предстоящие годы, особенно если «Грузинская мечта» воспользуется своим доминирующим положением, что, в свою очередь, будет мешать демократическому развитию страны.

Однако есть надежда на то, что грузинская демократия выйдет из сложившейся ситуации еще более сильной. Раскол создал предпосылки для появления новых оппозиционных сил. Согласно вышеизложенному политическому циклу, грузинские избиратели готовы мириться с правящей партией в течение примерно восьми лет, что означает, что нынешний срок «Грузинской мечты» может стать последним. К 2020 году избиратели начнут искать сильную единую оппозиционную силу, способную бросить вызов нынешнему руководству.

Но вопрос о том, появится ли к этому времени такая сила, остается открытым.

Корнелий Какачия является директором Грузинского института политики, а также преподает курс по международным отношениям в Тбилисском государственном университете. С ним можно связаться по этому электронному адресу: kakachia@gip.ge. Джозеф Ларсен является аналитиком Грузинского института политики. С ним можно связаться по данному адресу: larsen@gip.ge. Точка зрения авторов статьи может не совпадать с позицией редакции EurasiaNet.