ENGRUS

Украина: Почему Закарпатье не пойдет по пути Крыма

Комментарий

Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции EurasiaNet.org.

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Новые громкие заявления Владимира Путина о готовности России поддержать введение миротворцев на Донбассе снова привлекли международное внимание к боевым действиям на востоке Украины. В то же время на другом конце Украины, в приграничном Закарпатье, уже третий год идет интенсивная борьба между сторонниками и противниками автономии региона.

Самый свежий пример – реакция главы венгерского МИДа Петера Сийярто на принятие украинским парламентом нового закона «Об образовании», который, по мнению/a> официального Будапешта, нарушает права этнических венгров Украины получать полное среднее образование на родном языке. Еще 5 сентября представители крупнейших венгерских организаций Украины (большинство венгров, около 150-160 тысяч лиц, компактно проживают на Закарпатье) обратились к президенту, парламенту и правительству с просьбой учесть права национальных меньшинств получать образование на родном языке. При этом лидеры венгерской общины апеллируют к обязательствам Украины, взятым при подписании двусторонней Декларации о принципах сотрудничества по обеспечению прав национальных меньшинств в 1991 году и Договора об основах добрососедства и сотрудничества в 1992 году. По словам посла Венгрии в Украине Эрно Кешкени, упомянутая декларация была принята раньше и в какой-то мере послужила моделью для Декларации ООН о правах национальных меньшинств, принятой в декабре 1992 года.

Однако на официальном уровне Киев отвергает подобные претензии, указывая на недружественные действия соседей, злоупотребляющих довольно либеральным украинским законодательством в сфере межнациональной политики. Например, еще в июне советник Президента Украины и бывший секретарь СНБО Украины Владимир Горбулин, отвечая на упреки венгерской стороны, заявил о растущей радикализацию внешней политики Венгрии и усиленной заботе о «заграничных соотечественниках». «Развитие политического присутствия в регионе, формирование венгерской системы образования, попытки научно обосновать принадлежность Закарпатья Венгрии – все это напоминает инструменты политики влияния, которые Россия использовала накануне агрессии», – сказал Горбулин.

Дело в том, что в марте 2015 года российские СМИ распространили новость о «съезде русинских организаций Закарпатья», на котором «премьер-министр Подкарпатской Руси» Петр Гецко призвал президента РФ Владимира Путина ввести миротворческие войска в Закарпатье. При этом активизация этого движения, по словам самого Гецко, произошла в 2008 году, то есть как раз после российского вторжения в Грузию и дипломатического конфликта с Украиной по поводу участия сил Черноморского флота в войне без уведомления Киева.

Что же касается Венгрии, то в мае 2014 года премьер-министр Виктор Орбан заявил, что Украина не обретет стабильность, если национальные меньшинства, в частности, венгры Закарпатья, не получат двойное гражданство, коллективные права и автономию. И хотя его слова, вероятно, были скорее инерцией после победы на парламентских выборах, время для подобного заявления оказалось крайне неудачным: в тот момент Россия начала активную военно-материальную поддержку сепаратистов Донбасса, требуя федерализации страны. Судя по реакции Киева (в МИД вызвали для объяснений посла Венгрии), в словах венгерского лидера постреволюционное правительство усмотрело попытку Будапешта воспользоваться слабостью и зависимостью соседа от помощи ЕС и потребовать уступок в своих интересах.

Более того, согласно некоторым социологическим исследованиям, Закарпатье потенциально может стать новым полигоном для испытания социально-политических технологий, стимулирующих сепаратизм и пророссийские настроения.

На этом фоне самыми громкими оппонентами расширенных прав национальных меньшинств выступили националистические организации, заработавшие репутацию во время борьбы с прямой российской агрессией на Донбассе: «Правый сектор», Гражданский корпус «Азов», «Свобода». В своей пропаганде они проецировали угрозу сепаратизма на этнические движения Закарпатья, усматривая в их активности «руку Москвы».

Однако праворадикалы игнорируют факты, говорящие в пользу лояльности меньшинств к украинскому государству: например, первым жителем Закарпатья, погибшим на Донбассе, был этнический венгр – 19-летний солдат Роман Попович из Берегово. А парламентарий венгерского происхождения Василий Брензович считает, что венгры-выпускники плохо владеют украинским языком из-за несовершенства школьной программы и методов преподавания.

Кроме того, согласно проведенному в 2016 году опросу, большинство населения Закарпатья, независимо от языка общения, не разделяет точки зрения ни сторонников автономии, ни радикальных националистов. Например, один из лидеров русинского движения, представитель русинов Закарпатья во Всемирном совете русинов Николай Бобинец утверждает, что проект «Подкарпатской Руси» не имеет никакого влияния на русинское движение и русинов Закарпатья, а главным требованием настоящего русинского движения является защита права на сохранения самобытного языка. И хотя украинские ученые-лингвисты склоняются к мнению, что русинский язык – это такой же диалект украинского языка, как гуцульский или подольский, эта дискуссия идет уже не в политическом, а, скорее, в локально-культурологическом пространстве.

Также, судя по всему, произошли изменения в позиции венгерского правительства. Во время последней встречи на высшем уровне между премьер-министром Орбаном и президентом Порошенко ранее в этом году стороны обсудили двухсторонние отношения и договорились подумать о соглашении относительно двойного гражданства. Тема автономии уже не поднималась.

Почему же идеи автономии по национальному признаку, которые до сих пор не получили ни широкой общественной поддержки, ни официального признания, остаются актуальным вопросом в общественно-политической жизни региона?

В целом ситуация на Закарпатье в кризисные 2014-2017 годы напоминала движение «этнополитического маятника». По мнению известного российского социолога и историка Эмиля Паина, это происходит, когда социальные противоречия выливаться в межэтническую напряженность, а межэтнические трения могут перетекать в социальные волнения. В Закарпатье, как и в других регионах Украины, благосостояние граждан за 2014-2017 годах заметно ухудшилось. Чем поспешили воспользоваться политики всех мастей для давления на центральную власть, используя этнические стереотипы и политизируя вопросы национальной идентичности и родного языка.

Впрочем, даже во время кризиса, в Закарпатье было больше возможностей для трудоустройства в странах-соседях – членах Европейского Союза, в первую очередь для представителей национальных меньшинств. Их стало еще больше после введения безвизового режима, и примечательно, что Венгрия и Словакия, несмотря на разногласия, поддерживали эту идею внутри ЕС. Таким образом внешние условия снизили риск всплеска социальной напряженности и ее перерастания в межнациональную рознь.

Что же касается трений между этническим большинством и меньшинством, то для предотвращения таких конфликтов украинские и венгерские эксперты предлагают отойти от навязанных политиками шаблонов и отталкиваться от реальных фактов.

«Что касается ситуации вокруг образования и использования государственного языка, то нужно понимать, что государство не создало украиноязычной среды даже для нужд украиноязычных граждан, не говоря о других. Поэтому радикальные способы решения языкового вопроса – от полного запрещения использования языков меньшинств до абсолютной свободы в выборе языка в публичном пространстве – одинаково приведут к негативным последствиям», – высказал мнение главный научный сотрудник Института социальной и политической психологии Национальной академии педагогических наук Украины Вадим Васютинский.

«Существующая в Украине модель национального государства не создает условий для навязывания представителями этнического большинства своей воли меньшинствам. Однако и Украине незачем волноваться по поводу венгерского сепаратизма, поскольку главная задача Венгрии – удержать венгров Закарпатья на их родине, в составе Украины», – сказала д-р Чилла Фединец, эксперт Института исследований меньшинств Центра общественных наук Венгерской академии наук.

Судя по всему, несмотря на дипломатический спор Будапешта и Киева по поводу языковых законов, на Закарпатье вряд ли что-то кардинально поменяется в ближайшее время. Обе стороны заинтересованы в том, чтобы продолжало действовать другое важное положение Договора о добрососедстве и сотрудничества – обязательство правительств двух стран не предоставлять поддержку агрессору и не допускать использования своей территории для враждебных действий против других государств.

Точка зрения автора статьи может не совпадать с позицией редакции EurasiaNet.org.